NewsCloud - доступные новости для всех

Николай Сирый рассказал об основах проведении реформ в Украине

Реформирование судебной системы, о котором целенаправленно говорит каждое правительство и каждый Президент, как правило, заключается в принятии нескольких законопроектов. Однако нормативные акты становятся лишь «припарками». Во вторник, 13 января, Верховная Рада приняла в первом чтении два законопроекта, которые, по мнению авторов, непосредственно касаются судебной реформы. О том, в каких реформах нуждается судебная система, эффективны ли новомодные конкурсные отборы, которые коснутся и судей, а также стоит ли слепо опираться на зарубежный опыт корреспондент ГолосUA пообщалась с адвокатом Николаем Сирым.

Источник: http://ru.golos.ua/ekonomika/n_siryiy_v_osnove_provedeniya_reform_v_ukraine_lejit_model_kollektivnoy_bezotvetstve
Golos.ua © 2014

Реформирование судебной системы, о котором целенаправленно говорит каждое правительство и каждый Президент, как правило, заключается в принятии нескольких законопроектов. Однако нормативные акты становятся лишь «припарками».

Николай Сирый рассказал об основах проведении реформ в УкраинеВо вторник, 13 января, Верховная Рада приняла в первом чтении два законопроекта, которые, по мнению авторов, непосредственно касаются судебной реформы. О том, в каких реформах нуждается судебная система, эффективны ли новомодные конкурсные отборы, которые коснутся и судей, а также стоит ли слепо опираться на зарубежный опыт рассказал адвокат Николай Сирый.

- Николай Иванович, о реформировании судебной системы говорят почти все годы независимости Украины, однако реальных изменений к лучшему мы пока не увидели. Что необходимо для внедрения качественных изменений в систему?

- В начале 90-х годов прошлого столетия в Украине придерживались подхода, что методологией реформы занимались наши лучшие специалисты высочайшего уровня. После этого все наработки были сведены на нет, и теперь в Украине в основе шагов по реформированию лежит модель коллективной безответственности.  

Или Верховная Рада, или Президент создают комиссию, в эту комиссию собирают по крохам людей с разным пониманием реформирования, разным желанием реформирования, людей, которые несут в себе разные интересы, связанные с разными этапами преобразований. И то, что они предлагают, является несогласованным и социально бесполезным. Самое главное, что после принятия этих изменений, наработанных подобными комиссиями, никто не несет за это ответственность. Попробуйте назвать фамилии людей, которые своим именем отвечают за все то, что они написали и предложили в части изменений в судебной системе?! Таких имен нет, разве что в 2011-14 годах звучало имя господина Портнова. Однако он открещивается от происходящих процессов.

Принципиальное отличие действий по реформированию системы правосудия в Украине от тех, которые проводились в европейских странах, состоит в том, что в странах Европы реформа проводится по формату конструкторского бюро. То есть, правительство принимает политическое решение и возлагает на группу специалистов высокого уровня, которые являются единомышленниками, пошаговые задания: определенные шаги и эффект, который должен быть достигнут на каждом этапе.

Поэтому очень важно перейти к формату конструкторского бюро, тем более, что в Украине есть все возможности сформировать такую группу профессионалов и квалифицированно работать с реформами. Потому что судебная реформа в какой угодно сфере (уголовной юстиции, общей юрисдикции, конституционной или исполнительной системах) предусматривает предложение качественных инициатив к изменениям, а потом качественное сопровождение в течение нескольких лет их внедрения. Если необходимо вносить изменения, то делать это, при этом не ломая первичную логику. В случае принятия подобной конструкции политической властью, она бы принесла успех.

-  Печерский суд всегда являлся олицетворением зависимости судебной ветви власти от политики. Как, по Вашему мнению, возможно ликвидировать эту зависимость и вернуть самое главное, что должно быть у судей – беспристрастность?

- Чтобы оградить судейский корпус от политики, в первую очередь, необходимо оградить от невежества. Заангажированность или готовность идти на контакты с политиками основывается на том, что к этому склонны, прежде всего, люди, которые не знают право и не хотят его отстаивать. И это в широком понимании как раз и является невежеством. Это люди, которые могут прочитать текст закона, знают текущее законодательство, но они никогда в жизни не стремились познать право и отстаивать его. Поэтому во всех юридических секторах, в том числе и в судейском корпусе, необходимо провести «сепарацию» людей на тех, кто знает право и тех, кто делает вид, что знает его. И с теми, кто знает право, нужно идти вперед к реформированию системы. Остальные будут подтягиваться до уровня знающих право, со многими же придется просто расстаться.

- Каким образом грамотно проводить сепарацию, ведь везде присутствует человеческий фактор?

-  Сепарация во всех сферах должна проводиться только теми людьми, которые своей многолетней деятельностью подтвердили не только свою высокую квалификацию, но и высокую мораль. Это всегда сложно, однако не нужно говорить о том, что это невозможно.

- Во вторник, 13 января, Верховная Рада приняла в первом чтении президентский законопроект «Об обеспечении права на справедливый суд», в котором присутствует норма о конкурсном отборе в члены Высшего совета юстиции. Как Вы относитесь к подобному конкурсному отбору?

- Конкурс – это вспомогательный способ, он не является инструментом отбора качественного материала. Конкурс – инструмент обеспечения равных возможностей. Его можно проводить тогда, когда вы уже отобрали качественный материал. Например, начала работу комиссия по отбору претендентов на должность главы Антикоррупционного бюро. И это – отбор качественного материала. По окончанию работы комиссия предоставит Президенту три кандидатуры, и только после этого можно объявлять конкурс. Но он будет проводиться после отбора.

Преувеличение значимости конкурсной системы является болезнью судебной реформы. У нас куда не погляди – всюду конкурсы. Однако если присмотреться на их объективную основу, она является весьма сомнительной.

Если подали на конкурс подали заявки три бестолочи, то в результате победу одержит одна бестолочь – вы не получите качественного специалиста.

- В законопроекте  о приведении судебной власти в соответствие с европейскими стандартами группой народных депутатов, который был принят в первом чтении в тот же день, была прописана норма об отводе судей.

- В практике демократических стран есть применение института временного отстранения судьи от должности, однако это исключение. Это институты, которые остались исторически в некоторых странах и их просто напросто не ликвидируют. Этот институт по содержанию противоречит одному из базовых принципов судебной системы – принципу неизменяемости судьи. То есть, если судья приобрел статус и приступил к выполнению обязанностей, то не может быть никаких инструментов отстранения его от дела, кроме института отвода. Это единственный институт, в основе которого лежат основания для отвода судьи.  Если нет оснований для отвода, тогда любой инструмент для отстранения судьи от дел, которые он ведет в данный момент, является нарушением принципа неизменяемости. Работа судьи циклична: условно говоря, пять дел у него находятся в начальной стадии, десять – в производстве, и еще несколько – на завершающей стадии. Поэтому технологически судью нельзя отстранить, ведь ему придется остановить процесс поступления новых дел. И именно поэтому ничего конструктивного в этом предложении нет.

Беда в том, что судейский корпус на протяжении многих лет не смотрел пристрастно на своих коллег, которые годами не рассматривали некоторые дела, приходили в пьяном виде на рабочее место, допускали хамство по отношению к участникам процесса. Поэтому не нужно вводить новые институты и формы, а просто увольнять этих людей из судебной системы.

- В рамках реформы в Украине стало модным сокращение численности сотрудников той или иной сферы и количества заведений, подчиненных системе. Видимо, не стоит исключать возможности, что в чьей-то голове появится мысль о сокращении численности судей и судов.

- Можно ли определить количество судей и судей, необходимых Украине, исходя из сравнения с количеством судей в какой-либо европейской стране? Невозможно! Примеры других стран дают ориентир, к которому нужно идти. Но как только возникает вопрос, сколько должно быть судей в той или иной судебной инстанции, ответ должен формулироваться из существующего правопорядка. Если количество конфликтов и количество запутанных ситуаций чрезмерно высока, нам необходимо иметь большое количество судей, чтобы расчистить Авгиевы конюшни и выйти из этой ситуации. Но как только мы приводим в порядок жизнь и приходим к жизни по правопорядку, необходимо привести количество судей в соответствие с количеством заданий, которые должны выполняться. Например, когда в 2011 году в Верховном суде было около 90 судей, звучал тезис о необходимости количества судей, мотивируя это тем, что в ряде европейских стран их меньше. В итоге тогда сократили состав Верховного суда на половину. И это некорректность, которую недопустимо применять.

- Подготовка кадров является фундаментом успешности деятельности любой сферы. Что необходимо изменить в системе подготовки судей, чтобы в дальнейшем они выполняли свои обязанности профессионально?

-  Если в целом охарактеризовать юридическую науку и образование, они принципиально отличаются от европейской и общемировой демократической. То есть, юридическая наука занимается комментированием действующего законодательства, а юридическое образование рассказывает студентам, что написано в законе. Образование и наука в демократических странах мира рассказывает не о том, что написано в законе, а что должно быть написано в законе. Что должно быть написано – это право, а что написано – это законодательство. И в этом есть существенное отличие.

Поэтому первое, в чем должны измениться украинская наука и образование, они должны учить тому, что должно быть написано в праве. И когда начинается разговор о том, что должно быть, то далеко не все могут интеллектуально потянуть юридическое образование.

В наших вузах все, кто поступил, 100% получают диплом. В университетах США и Европы далеко не все поступившие получают диплом, потому что они не справляются с пониманием права в правильном его понимании. Поэтому отсев студентов необходим.

Второй шаг – профессиональное образование или повышение квалификации в том или ином направлении: адвокатском, прокурорском или судейском. Но сегодня эта наша система искривлена. Отдельно обучают прокуроров, отдельно – судей, отдельно адвокаты становятся лицензированными специалистами. На самом деле большой разницы в подготовке этих специалистов нет. Правильные системы подготовки специалистов в тех странах, где обучают вместе прокуроров и судей. Но опять-таки, чему обучать? У нас продолжают учить знанию законодательства, которое изменилось после того, как человек получил диплом о высшем образовании. Будущего судью также обучают путанной судебной практике. На лекциях и семинарах говорят примерно так: «Мы не знаем, как это должно быть, но есть проблема – есть десять судебных решений. Давайте подумаем вместе, какое будет правильным». И это думание продолжается. И суть этой подготовки остается неизменной. В результате люди, прошедшие эту подготовку, не способны дать квалифицированный ответ на любой сложный правовой вопрос. Они начинают путаться, и из десяти ответов можно будет услышать восемь разных на поставленный вопрос.

Очевидно, что эта система нуждается в изменениях. Но прошло девять месяцев, а в этой сфере и ветер не гулял. Не были осуществлены первые шаги относительно изменений в этой системе. Это, к сожалению, то, что мы имеем. И этот вопрос не нужно откладывать.

Информационный портал News-Cloud

0 комментариев к новости


Ваше имя: *
Ваш Email: *

Подписаться на комментарии

Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: